«Везет тому, кто везет»: интервью с Президентским стипендиатом

 

 

Почти полсотни ребят из ИГЭУ стали победителями в конкурсе на получение государственной поддержки. Более 30 энергетов удостоены правительственной стипендии. 18 ребят – стипендии Президента РФ обучающимся по образовательным программам высшего образования, имеющим государственную аккредитацию, по очной форме обучения по специальностям или направлениям подготовки, соответствующим приоритетным направлениям модернизации и технологического развития российской экономики. Среди президентских стипендиатов – герой нашей статьи, Никита Аверин (4-10).

Не секрет, что для того, чтобы получить престижную стипендию, нужно не только отлично учиться, но и активно участвовать в творческой и научной жизни вуза. Никита умудряется успевать все: учится, работает, занимается наукой. У него на счету успешные выступления на конференциях, публикации, а в апреле Никита получил первый патент на полезную модель. Как же так получилось, что уже на первом курсе он активно влился в научную работу на родной кафедре ПГТ?

Об этом и многом другом Никита Аверин рассказал в интервью газете «Всегда в движении».

– В школе занимался наукой?

– Нет, к сожалению. Я 9 лет проучился в Иванове, а потом уехал в деревню и каждый день 2 года ездил в школу за 21 километр в Шую. Потом поступил в энергоуниверситет. Первым делом пришел в профком сразу после веревочного курса. Мы распространяли информацию и общались с преподавателями, еще не зная их, как таковых. Евгений Юрьевич (к.т.н., доцент Е.Ю. Григорьев – прим. ред.) спросил: «Хочешь работать?» – «Хочу». – Вот, говорит, в лаборатории аэродинамики турбомашин есть старинный советский стенд. Он весь разобранный, на нем когда-то пытались делать исследования. Есть предложение – заняться сборкой и продолжением научной работы.

– С чего началась научная работа?

– С того, что Евгений Юрьевич подал идею и вот такую (показывает ладонями приличную стопку) стопу литературы. Я сначала вздохнул, но потом начал потихоньку читать, осваивать, и буквально через 2-3 месяца мы сделали первую презентацию, первую речь поставили, решили поучаствовать в конференции. Это было в МЧС (Ивановская пожарно-спасательная академия ГПС МЧС России – прим. ред.). Как раз по проекту «У.М.Н.И.К». И это был провал (смеется), но… серьезная научная атмосфера, большая конференция. Впервые я ощутил давление со стороны окружающих, получил критику, конкретную, конструктивную, по своей работе… Вторая конференция была в Казани. Евгений Юрьевич меня отправил поучаствовать в У.М.Н.И.Ке, но там была также и конференция «Тинчуринские чтения»… Второе выступление, тоже страшно, первый курс. А все – четвертый, третий, магистры. Первые слова были для меня можно сказать фатальными: «Добрый день, уважаемое экспертное жюри и участники конкурса, меня зовут Аверин Никита Иванович, я студент первого курса энергоуниверситета…». Мне говорят: «Стоп-стоп-стоп, первого курса магистратуры?» Дыхание перехватывает. – «Б-б-бакалавриата». – «Ладно, послушаем, коллеги».

На следующий день было подведение итогов. Награждение «Тинчуринских чтений». Полный зал. Все в костюмах. Проректор по научной работе каждому пожимает руку, сфотографировались, пошли. Подхожу к нему, жму руку, хочу уйти, а он меня держит: «Подожди». И начинает рассказывать: «Коллеги, вы представляете, студент первого курса Ивановского энергоуниверситета уже занимается научной работой. Вот, такие высокие планки». Я стою, сердце чуть ли не выскакивает. И дали мне тогда как раз первое место. Первое первое место в Казани. Потом еще пару раз съездил в Казань – так же первые места были. Ездили в Санкт-Петербургский политех. Там, к сожалению, не увенчалось успехом.

– А какой темой занимаешься?

Разработка турбинных решеток с улучшенными аэродинамическими характеристиками паровых и газовых турбинных машин. Тема у меня остается все той же в процессе работы. Зачем каждый год брать новую научную работу, лучше взять одну и развивать ее в процессе всех 4 лет. Я буду дальше продолжать ее на дипломную работу, и, думаю, в дальнейшем, если, конечно, не заберут в армию и поступлю в магистратуру, развивать уже более серьезную работу на эту же тему.

– Почему решил заниматься наукой?

– У меня в семье одни энергетики – и дед, и прадед, и дядя, и тетя. Я представлял сразу, что, чтобы добиться чего-то серьезного в энергетике, нужно искать пути. Какие сейчас актуальны? Научная работа, которая сейчас развивается, причем не просто на уровне университета, а на государственном уровне. И университету это тоже выгодно, то есть мы с университетом, получается, взаимно заинтересованы. Я предоставляю ему репутацию, а сам нарабатываю связи, опыт.

У нас на кафедре сильный коллектив. В него раньше входили Паша Хазов, Тема Водениктов, я и сам Евгений Юрьевич. Но помогает вся кафедра ПГТ.

Благодаря команде, особенно Паше и Теме, мне было просто войти в научную деятельность. На первую конференцию я поехал только после работы с Евгением Юрьевичем, а потом, когда мы ехали в Казань, очень близко начали общаться и с Пашей, и с Темой. Еще был Дима Трухин. Я спрашивал, переживал, мне рассказывали, какие вопросы могут задать, о чем стоит подумать. Они поделились своим опытом – и было проще.

В выходные, свободное время – я подходил к Евгению Юрьевичу и говорил: «Может, откроете лабу, поработаем», мы вместе варили, болгарили, собирали, что только ни делали. Собрали лабораторный стенд, провели первые испытания. Причем хорошо было то, что до меня «У.М.Н.И.Ка» взял Паша Хазов, дифференциальный манометр уже был. Причем хорошего качества. Померили. Работает. Подкорректировали. Теперь надо замоделировать, описать. Мы разделяли обязанности между собой: либо что-то делал Евгений Юрьевич, что я не мог сделать, либо он объяснял, а я делал. Он всегда помогает, поддерживает. И Теме, и Паше он тоже много помогал.

И теперь на наш стенд можно ставить различные аэродинамические пакеты. Его можно покрутить. (Рисует схемы, объясняет, как работает стенд, извиняется, что рука плохо действует – еще не оправился после травмы).

Вот это бочка. Там стоит мощный ветродув. Здесь – круг, в нем лопатки расположены. Поток набегает отсюда. И угол набегания потока на лопатки изменяется. Две плоские пластины. Изменяется высота лопатки. Потому что если они будут очень близко, то вихри, которые мы хотим устранить, будут накладываться и хорошего потока не будет. Нет, объясню по-другому…

Обычная турбинная лопатка. У нее есть вихри у бандажа и хвостовика, когда лопатка коротенькая, вихрь внизу замыкается с вихрем вверху, и аэродинамика всего потока конкретно нарушается. То есть поток становится нестабильным. И происходит и износ, и, вполне возможно, выход из строя лопаточного аппарата. Посредством установки нашей модернизации эти вихри разрушаются… Мы действуем на этот вихрь не только посредством ребер на спинке, но еще и оребрением самого хвостовика. То есть поток с лопаточки хотел перетечь вот так вот на лопаточку (рисует), и пошел на закругление здесь и вверху то же самое. И вместо того, чтобы он вот так резко перетекал и начинал вот здесь закругляться, он начинает двигаться уже по другой траектории, замедляется и на вихрь уже не заходит. Коэффициент потерь уменьшается до 5 процентов.

Понятно, что лучше бы взять презентацию, показать графики. Саму лопатку – и на ней объяснять, что как движется. А на пальцах как-то непривычно (смеется).

– Вы весной получили первый патент?

– Мы с Евгением Юрьевичем очень много усилий приложили, чтобы сделать этот патент, потому что различных стандартов, которые нужно соблюсти при оформлении патента, очень много. Патент на полезную модель. Потому что на изобретение проблематично оформить. Но научная работа для меня – не «вот, у меня есть патент, у меня есть статьи». Это умение общаться, налаживать связи с людьми и внедрять свои идеи. Но с внедрением пока что тяжеловато. Не могу сказать точно, что, например, через год у нас будет внедрение. Был контракт, когда ездили на конференцию генерального концерна компании «Интер РАО», составом от кафедры ПГТ: я, Павел Хазов, Артем Водениктов. Мы представляли там инновационные идеи в энергетике: Паша – свои диффузоры, Артем – струевыпрямители, а я – модернизированные турбинные лопатки. Мы заняли там второе место. Это было весьма весомо. Сразу же к директору технического отдела. Оставили резюме. Около полутора часов общались по поводу внедрения наших разработок. Паше предложили опробовать его диффузоры. С моими лопатками есть один момент. Мы поддерживаем связь и как только сможем гарантировать, что не произойдет никакой аварии, то можно будет внедрить на полномасштабном стенде. Но до этого нужно еще дойти. Времени тоже немного остается на все это. Учеба практически на «отлично» отнимает много сил и времени.

Я не такой человек, который сидит и постоянно учит, читает. Решаю проблемы по мере поступления. Приходит ПК – мир отстраняется, полностью в это погружаюсь. У меня не было такого предмета за все время, который бы я не учил. Потому что по большей части предметов даже остаточные знания пригодятся. Нам дают базу, минимумы, и мы приходим работать и понимаем, что не хватает того, того и того. Есть база – на этом ты можешь развиваться, нет – на этом уже не получается, нужно с чего-то стартовать.

– Вам нравится заниматься наукой?

– Эта работа удовольствие приносит неимоверное. Когда что-то получается на стенде, когда что-то получается в работе. Да и в учебе. Получаешь «отлично» за экзамен у Вячеслава Викторовича Бухмирова – это что-то невероятное. Это ощущение, что ты поднялся еще на одну ступень, что живешь не зря. Я не знаю, какое ощущение может быть на это похоже. За рулем – одно. Успех на работе – другое. А это… что-то особенное. И все-таки в научной работе мне, как человеку открытому, больше всего нравится общение, получение новой информации. К тому же, ты можешь ездить по всей стране, причем не бесцельно. Сделать важное дело, узнать новое, получить много полезного, и еще посмотреть другие города и побывать в новой атмосфере. Приезжаешь. И менталитет другой, и люди по-другому себя ведут. До университета я думал: везде как в Иванове. А в Казань приехал – и мне город показался таким душевным.

Но все-таки первая цель – это учеба.

Потом – научная деятельность, как плюс к учебе. Помимо этого времени почти не остается. Работаю на ФЭУ электроником. До травмы работал в «Магните». Сейчас ищу новую работу, потому что снимаю квартиру, живу самостоятельно.

– Получается себя обеспечивать?

– Если не спать долго, не сильно есть.

– В этом году у тебя будет стипендия Президента…

– Да, президентская стипендия. Стипендия Ивановского отделения Российского союза промышленников и предпринимателей. И обычная повышенная. Как мне говорил дед, и это мой девиз теперь: «Везет тому, кто везет».

– Что бы ты посоветовал ребятам, которые хотят заниматься НИРС?

– Совет? Искать научную работу, искать молодого активного научного руководителя. Больше общаться, больше вытягивать самостоятельно – никто ничего на золотом блюдечке с каемочкой не принесет, ты должен сам это брать. И важно, чтобы судьба так сложилась и нашелся человек, который будет по-настоящему руководить твоей научной работой. И это уже только удача.

Еще важно находить старших коллег среди студентов, общаться с ними. Мне кажется, на первом курсе в науку все-таки рановато. Но когда немного привыкнешь, войдешь в ритм, можно подумать о научной работе и начать искать себе руководителя. На каждой кафедре, мне кажется, есть люди, которые заинтересованы в научных разработках.

Беседовала Дарья Зарубина

 Комментарий доцента кафедры ПГТ Е.Ю. Григорьева:

– Хочется отметить поддержку со стороны начальника Управления научно-исследовательской работы студентов и талантливой молодежи А.В. Макарова. Он помогает нам с обновлением измерительных приборов в лаборатории: вузом закуплены 2 измерительных комплекса на общую сумму 150 тысяч рублей

153003, Иваново,
ул. Рабфаковская, д. 34
Телефон: (4932) 269-999
Факс: (4932) 385-701
Эл. почта: office@ispu.ru
Схема проезда / Карта ИГЭУ
Напишите нам