Священная гора / The Holy Mountain / La montaсa sagrada / Режиссер А. Ходоровски

Священная гора

  

1973. США / Мексика. 114 минут.

Режиссер: Алехандро Ходоровски

Сценарий: Алехандро Ходоровски

Оператор: Рафаэль Горкиди.

Композиторы: Дон Черри, Рональд Фрэнгипейн, Алехандро Ходоровский.

В ролях: Алехандро Ходоровский, Горацио Салинас, Замира Саундерс, Хуан Феррера, Адриана Пейдж, Берт Клайнер, Валери Ходоровски.

 

Владимир Гордеев: Ошибка Ходора

 

Фильм Алехандро Ходоровского стал культовым моментально, как только выполз огромной черепахой на экраны артхаусов и развалился там во всем блеске широкоформатного, но притом, парадоксальным образом, авангардного кино. Полз, однако, долго. "Продюсер Ален Кляйн меня ненавидел. Он на много лет запретил показ "Священной горы", — жаловался Ходоровски. Финансовая отчетность умалчивает, где и когда Ходоровски упустил столь важные нити, на которых болталась судьба картины, из своих рук, — ведь он сам являлся сопродюсером картины, а деньги на съемки были выданы лично ему Джоном Ленноном.

О чем же фильм? Фильм переполнен символикой "тайных знаний", и эти тайные знания скручены в такой плотный клубок, что распутать его и выйти по нитке на солнечную лужайку сможет далеко не всякая бабушка, сказавшая надвое. Во всяком случае, ей сначала придется освоить искусство "стоп-кадра".

Меня эзотерика не увлекает, поэтому с уверенностью могу констатировать: в этом плане для меня фильм был скучен. Скучен он и сюжетно, — но уже по объективным причинам. Однако сейчас, по прошествии уймы времени, фильм любопытен с исторической точки зрения. Он является отличным отражением эпохи 60-х, ярко воспылавшей, но и быстро подошедшей к угасанию, эпохи, когда все культурные наработки человеческой цивилизации оказались пересмотрены и переплавлены в котле свободы, дарованной раскрепощением нравов.

Хантер Томпсон в "Страхе и ненависти в Лас-Вегасе" подвел черту этой эпохи четко, уверенно и, главное, более быстро, чем Ходоровски, а Умберто Эко в "Маятнике Фуко" заглянул в эту краткотечную эпоху более пристально и придирчиво, взглядом ироничного ученого-энтомолога. Что осталось Ходоровскому? Его фильм напоминает мне роман Юрия Морозова "Подземный блюз" ("он типа Кришны, он тоже всеми шибко любим", — как характеризует этого писателя и композитора Майк Науменко в "Песне гуру"). В романе очень пасмурно описываются духовные происки Морозова и его друга. Поиски ведут к одним лишь разочарованиям. Однако ж друг в конце концов уходит в какую-то якобы там Шамбалу, но сам автор в этом не слишком-то уверен и даже не пытается заставить поверить в это читателей.

Ходоровски поставил перед собой несколько иную задачу и выбрал иной творческий маршрут. Он не пытался перед дальним походом провести рекогносцировку местности (то есть сначала подумать, потом переосмыслить, и, наконец подвести итог), а сразу взял быка за рога. Он сам утверждал, что во время съемок находился в поисках, пытаясь снять нечто мощное о духовном просветлении. Но, как видно из фильма, он не знал, куда идти, а самое главное, хотел идти не в одиночку, а вместе с фильмом, который должен был являться то ли его путевым дневником, то ли своеобразным отражением его души.

Интересно, что Ходоровски не стал размениваться по мелочам, а потому в приступе повышенного самомнения (это если учитывать то, что фильм является "личным поиском"), или, может, что вероятнее, исключительно ради эпатажа, делает главным героем картины Иисуса Христа, который воскресает на задворках самых грязных трущоб Мехико 20 века и начинает искать смысл, Бога и истину в пределах современного сумасшедшего мира. (Здесь видна ссылка на бунюэлевского "Симеона-пустынника". Бунюэль никогда не давал Ходоровскому покоя, и в амбициозной "Священной горе" Ходоровски решил превзойти знаменитого мастера, заменив какого-то там анахорета на самого Иисуса).

Поиски заводят в тупик. Это становится очевидно где-то в середине фильма, когда "Христос", набив шишки о всяких разных гуру, наконец, добирается до "самого крутого" из них, и этим человеком, постигшим тайны бытия, оказывается сам Ходоровский. Далее фильм начинает все откровеннее превращаться в сатиру, и кульминацией оказывается восхождение на Священную гору, где заседают девять мудрецов, проживших тридцать тысяч лет. Когда группа из семи учеников, названных по именам планет Солнечной системы (среди которых имеется и незаметный, окончательно растворившийся на вторых планах "Христос") подымается к столу, за которым сидят мудрецы, то видят, что за столом — манекены. Более того, камера отъезжает в сторону, нам становится видна вся съемочная площадка, с осветителями и операторами. Из девяти муляжей лишь один оказывается человеком, и этот человек — режиссер Ходоровски, который лукаво, но в то же время как-то потерянно улыбается в кадр, как бы говоря: "какая ерунда получилась".

И, правда, если оценивать фильм как цельное художественное произведение, то он слишком пестрый, неровный, сбивчивый киноальманах, состоящий, впрочем, из ярких и мощных (тут Ходоровски не ошибся и не промахнулся) сюрреалистических сцен, круто замешанных на сексе, крови и гниении; но зато фильм ценнен самим фактом своего появления. Он — наглядное нравоучение, иллюстрированная чужая ошибка (а как известно, лучше учиться на чужих ошибках, чем своих). Он служит убедительным свидетельством бессмысленности и даже, может быть, опасности вот таких вот "духовных поисков", которые за "небольшую" мзду организуют "знатоки" тайных знаний.

Впрочем, я не буду сильно удивлен, если по истечению еще тридцати лет уже в самом фильме Ходоровского "Священная гора" люди, падкие до исканий, будут искать и, главное, находить невиданные откровения.

Источник:  "Ekranka.ru"

Спасибо автору!

 

 

153003, Иваново,
ул. Рабфаковская, д. 34
Телефон: (4932) 269-999
Факс: (4932) 385-701
Эл. почта: office@ispu.ru
Схема проезда / Карта ИГЭУ
Напишите нам